Уральский федеральный университет – каким он был пятьдесят лет назад

Уральскому Федеральному Университету в октябре 2020 исполнилось 100 лет. Раньше его называли Уральский Политехнический Институт. Учебе, отдыху, спортивным достижениям, совместному проживанию в студенческих общежитиях – всему, чем жили студенты семидесятых, посвящена эта статья. Здесь воспоминания и о вступительных экзаменах, и об уютном доме, который назывался просто – общага. О замечательном тренере, олимпийской чемпионке Клавдии Боярских. О тренировках и отдыхе в спортивном лагере УПИ на озере Песчаном.

Почти мелодрамма

Телефон зазвонил неожиданно и как то уж слишком громко. В это время я сидела перед монитором. Интернет выдавал один за другим рецепты плова, которым мне вдруг захотелось побаловать своих домочадцев. Торопясь записать самые интересные варианты в файл, я подумала, как хорошо было бы накрыть праздничный стол в саду, под огромным цветущим абрикосом.

И вдруг звонок. Номер незнакомый. Отвечаю:

– Да, слушаю.

– Привет, Галина, с Праздником! – Голос знакомый, но уж очень-очень далекий. Далекий в памяти. На всякий случай, вежливо отвечаю:

– Привет, рада слышать!

– Рада? И даже узнала? – Я растерялась. А на той стороне продолжили:

– Сосед Валерий на проводе!

И тогда я поняла, чей голос слышу. Валерка! Соседкой меня звал только один человек в мире! Парень, живущий в соседней комнате в студенческом общежитии Уральского Политеха, жизнерадостный весельчак, иногда сильно раздражающий этим, но всегда готовый прийти на помощь и поддержать.

Милый друг, я к тебе всей душой! Вспомнила я Блока и про себя улыбнулась. Когда то в той прошлой студенческой жизни, мы встречались с ним почти каждый вечер. Возле окна в коридорчике между нашими комнатами, куда он выходил покурить, а я просто постоять рядом. Вели разговоры о любимых актерах – мы смотрели одни и те же фильмы. О прочитанных книгах. То, что он читал мне не нравилось. Я любила мелодрамы, новеллы, так тогда это называлось, а этого не любил Валера. Что толку переживать чужую жизнь, когда своя вот она, бурлит ключом. Я добавляла – и всегда по голове. Мы весело смеялись. (Я вдруг задумалась – а смеяться не весело, это как?).

Говорили и о родных, вспоминали бабушек, родителей. Мы скучали по ним, тогда не было мобилок и позвонить домой, было, целым событием. Надо ехать на Главпочтамт через весь город на трамвае, заказывать переговоры и долго ждать, когда тебя пригласят в кабинку. Потом сквозь треск слушать милые голоса и кричать в ответ о своих новостях.

Часто я угощала его ирисками – конфеты Коровка, таллиннской фирмы Каллев. Их почему то продавали только в нашем общежитском буфете. Он в ответ доставал из кармана, яблоко, теплое и ароматное, и протягивал его мне. Такой вот был у нас ритуал и такая странная дружба. Мелодрама, одним словом.

Еще мы тихонько пели, там у окна. Он пел Высоцкого, я – Визбора. Он читал мне стихи Евтушенко, я ему Рождественского. Он о политике, я о любви. Я писала за него рефераты, он чертил мои чертежи тушью. Он брал на экзамены по истории, научному коммунизму мои конспекты. Шутил, твои красивей, разноцветные! Я заголовки выделяла разным цветом, а его конспекты по общественным наукам были просто тетрадями с парочкой записанных лекций, чего не скажешь о точных науках. Почерки у нас были похожи.

Без конспектов экзамены сдать было невозможно. Сначала мы показывали конспект преподавателю. Он, не торопясь, перелистывал записи, пытаясь понять, добросовестно ли студент посещал его лекции. Журналам, в которых старосты отмечали наше присутствие в аудитории многие преподаватели не верили. И были правы! Причин прогулять занятие было предостаточно! Чаще, типа – отстань, спать хочу.  Оторвавшись от тетради, преподаватель внимательно смотрел в глаза студенту и произносил – нус, начнем?! Такая вот психологическая атака, удав против кролика.

Экзамены Валерка всегда сдавал на отлично. Что было тому причиной – отличная память или обаяние и хорошо подвешенный язык, история об этом умалчивает. Тогда мы дружили комнатами. Мы кормили ребят ужином, поили чаем с вареньем, украшали собой их компании, помогали с учебой. Вернее, пацаны помогали нам, а мы заставляли их учиться, а не валять дурака.

Это сколько же лет! –воскликнула я. Да столько же, сколько и зим, прозвучало в ответ. И я вспомнила, когда мы виделись в последний раз. Был теплый июньский вечер, огромной ватагой мы гуляли по улицам Свердловска и пели песни под гитару. Смеялись, дурачились, одним словом прощались. Студенты разных факультетов УПИ, ставшие друзьями, да что друзьями, родными, за годы учебы. Все как в песне – Дан приказ, ему – на запад, ей в другую сторону. Завтра рано утром мальчишки уезжали на сборы в военный лагерь, а девочки продолжат защиту дипломов. Такие были правила в те годы, как сейчас не знаю, а тогда первыми защищались ребята, а потом уже девочки. И вот, прощаемся. Но с песнями, весело! Не думая, о том, что со многими уже не увидимся никогда.

Кстати, ночи в июне на Урале белые, такие же, как в Питере, Ленинграде, светло, как днем, время летело незаметно, расходиться не хотелось. Но на завтра на 10 часов мне было назначено время защиты дипломного проекта. Я потихонечку отстала от компании, с тоской посмотрела им вслед и поплелась домой. Только сейчас я поняла, что с Валерой мы тогда даже не простились.

И вот этот звонок! Конечно же, я был рада! Мы, как и раньше, поговорили о семьях, о детях, дачах-огородах. Вспомнили друзей, подруг, посмеялись вместе. Он рассказал, зачем нашел меня, через столько лет. Сказал коротко – ностальгия и засмеялся, тем же, забытым уже почти, смехом! Дата великая – 100 лет УрФУ, добавил он. Нахлынули воспоминания. Найти телефон труда не составило, общих друзей много. И вот звонит.

Поговорив еще немного о разных мелочах, очень важных, мы тепло попрощались, обещали звонить, и не пропадать снова на сорок лет. И, может быть, даже и встретиться когда-нибудь. На мосту через Исеть, возле памятника Бажову, в шесть часов вечера, с грустью подумала я. Еще почти год пролетел незаметно. Ностальгия добралась и до меня. Я давно уже на заслуженном отдыхе, времени свободного много и могу себе позволить, бросив все дела, предаться воспоминаниям.

Итак, начнем?!!!

Родному политеху сто лет

Осень 2020 года, октябрь. Уральскому Федеральному Университету – 100 лет! Новость оглушила меня. Сто лет родному УПИ, который в семидесятых годах прошлого века был для меня и Домом, и Семьей, и Университетом. Каждый день я поднималась по широкой, с колоннами, мраморной центральной лестнице, создающей атмосферу дворца еще до входа в фойе ДК УПИ. Так назывался светлый, огромный, тоже колонный, зал с натертым до блеска паркетом, я каждый раз натыкалась глазами на надпись на стене между этажами – «Уральский государственный университет был учрежден декретом СНК РСФСР от 19 октября 1920 года». И, как бы ни соврать, ниже подпись – Председатель Совета Народных Комиссаров В.И.Ленин.

И вот, прошли годы, и такая замечательная дата! Набрав в поиске УПИ – УГТУ – УрФУ и, погуляв по ссылкам, я с головой ушла в интернет. Прочитав несколько статей я поняла, что практически ничего не знаю о своем институте. Историю его нам, к сожалению, в те годы не преподавали, а жаль! Итак, история. Нет нужды пересказывать сейчас всю информацию, находящуюся в интернете. Коротко здесь: Уральский федеральный университет

Скажу только, что создание на одном из свердловских холмов Центра Науки, и даже целого города со скромным названием Втузгородок, процесс довольно таки интересный! Фотографии, которые выдает нам Гугл из своих архивов, показывают и моменты строительства факультетских корпусов, и интерьеры холлов, библиотек, аудиторий, исследовательских лабораторий. Здесь и портреты руководителей, ученых, в большинстве своем выдающихся, докторов и кандидатов наук, профессоров. Много информации о выпускниках университета, достигших высоких результатов в той или иной области. Среди них и мои однокурсники, приятно было видеть лица бывших друзей!

До глубокой ночи я читала статьи, посвященные юбилею УрФУ, узнавая новое и вспоминая годы своей учебы. Долго не могла уснуть, вспоминая однокурсников, преподавателей. Картины студенческой жизни, как немое кино, мелькали перед глазами.

Вспомнились и лекции, и семинары, и экзамены, и практика летом; вспомнилась целина, на которую я не ездила ни разу, но знала из разговоров бывалых все. Будни и праздники, день за днем. Вспомнились студенческие общежития, которые, как выяснилось, строились в тридцатых годах прошлого 20-го века, и, увы, уже снесены. Сколько тайн хранили их стены, ставшие родным домом на время учебы многим поколениям студентов!

Абитуриент – это звучит гордо

Помнится многое. Сейчас, когда появилась, наконец-то, возможность вспомнить и рассказать о том замечательном времени, главным стал вопрос – с чего начать? С начала, естественно, с улыбкой подумала я. Тогда с абитуры. Был такой анекдот давний – в огородах горожан стали пропадать овощи – картошка, морковь… Жители забеспокоились. Со временем стало понятно – июль, абитура в городе. Что за зверь? Не знаю, следы то человечьи!!!

Совсем немного об этом. Вот и простились мы со школой, натанцевались на выпускном балу, встретили рассвет, забежали домой попрощаться с родными, забрали сумки с одеждой, пакеты с пирожками, заботливо напеченными нам накануне, и в дорогу! Поступать в Уральский Политехнический Институт, иных вариантов даже не было. Оставался месяц до экзаменов, сдали документы, поселились в общагу.

Интересный момент – санобработка перед поселением. Было тогда заведение одно, баня УПИ называлось. Расположено не помню уже точно, но где то на территории ТЭЦ, которая до сих пор парит за новым корпусом теплофака. В этой бане была специальная комната, в которую заводили группами, просили снять одежду, вывешивали ее на длинную такую штангу и обрабатывали паром из какой-то трубы в руках работницы. Кто-нибудь, кроме меня, помнит эту процедуру? Наконец, ставили штампик в направлении в общежитие и отпускали. Общежитие – большие комнаты с железными панцирными кроватями. В комнате спартанская обстановка: встроенный шкаф и стол со стульями. Очень длинный коридор, в конце которого так называемые удобства. Одно крыло здания женское, другое – мужское. Посередине коридора общая кухня, где было несколько плит, но исправной была одна, максимум две. Обстановку дополнял простенький стол, правда, большой. Честное слово, и в таких условиях, веселой большой компанией жилось великолепно!

Подготовительные курсы были общими для всех поступающих, независимо от факультета. Читали математику, физику, русский язык и литературу. Химфаку, наверно, еще и химию преподавали. В день было по три пары до обеда, потом предполагалась самостоятельная подготовка. Но! Подготовка откладывалась на вечер, а до этого – знакомство с большим городом! Гуляли в парках, по улицам, магазинам, ходили в кино, наслаждались взрослой, самостоятельной жизнью! Месяц пролетел мигом! 

Вступительные экзамены

Строгие преподаватели. Математика письменно проходила в так называемой римской аудитории. В нее одновременно помещалось несколько сот человек. Рассаживали в шахматном порядке. С собой лист бумаги для черновика и ручка. Всем выдали листы с заданием, каждому свой вариант, и листы для ответа. Впереди за столом приемная комиссия. Еще несколько человек ходят вверх-вниз вдоль рядов, следят, чтоб не списывали. Сначала было страшновато, но потом, успокоившись, мы даже умудрились пообщаться с соседями. На выполнение задания часа два-три. По сигналу – прекратили и сдали работы, без промедления и разговоров, все строго. Этот экзамен был первым. Потом была математика устно – это сложней письменного экзамена. Все-таки предстояло общение с преподавателем, незнакомым и по определению, знающим все.

Два вопроса и задача. Вроде бы, тоже справились. Теорию все-таки готовили тщательно. Сдали! Постепенно, сдающих становится немного меньше, это тревожило.

Дальше – сочинение. Темы было три, две по произведениям классиков и одна условно свободная – тема Великой отечественной войны в стихах советских поэтов. Еще в школе, учительница литературы, напутствуя нас, говорила – не создавайте себе проблем с пунктуацией, пишите короткими простыми предложениями. Спасибо ей за это!

Расскажу о себе – выбрала тему свободную. Писала о Роберте Рождественском, о его стихах, многие из которых стали песнями. Цитировать было легко, слова лились рекой. «…Бьют дождинки по щекам впалым, для вселенной двадцать лет мало, даже не был я знаком с парнем, обещавшим – я вернусь, мама…». Песни Рождественского любила, поэтому легко набрала текст на положенные две страницы. Ни больше, ни меньше. Тот же строгий надзор, те же все действия по команде председателя комиссии.

И наконец, последний экзамен – физика. Аудитория, в которой сдавали, была на радиофаке. Первыми зашли самые смелые, шестеро. Остальные взволнованно ходили туда-сюда по коридору. Для экзамена было выделено несколько часов, поэтому не все сразу подошли, а подтягивались потихоньку. Волнуемся, из аудитории выходят одни, заходят другие. Те, кто сдал, делятся впечатлениями, дают советы. Оценки пока не очень – через двоих третьему трояк ставят, такая статистика неутешительная.

В программе по физике было примерно сорок вопросов. За два дня между экзаменами повторить я успела не все. В конце были вопросы по квантовой механике. Физика у нас в школе была уже по так называемой новой программе. Эта тема была в учебниках, и соответственно попала в экзаменационные билеты. Я волнуюсь: вдруг попадется? Стою, жду очереди. Мне советуют – прочитай быстренько. А что читать – голова уже не воспринимает ничего. Все, конец света!

Кто-то говорит – хотите анекдот! Экзамен по физике. Экзаменатор – напишите формулу Планка. Студент пишет: Е равно произведению h на ню, где ню – постоянная планка, а h высота этой планки. Громкий смех! До сих пор помнится эта история, хотя прошло больше сорока лет. Я никак не могу понять, в каких уголках памяти хранятся такие, ничего не значащие моменты. Но – дверь открывается, мне заходить. Здороваюсь, беру билет, усаживаюсь за стол.

Квантовая физика! Мне, как всегда, везет, только наоборот. Сердце готово разорваться на части! Совесть ест – ну почему мне было лень заглянуть в конспект? Получай теперь! Считаю до десяти, медленно, успокаиваюсь, пишу ответ на первый вопрос, решаю задачу. И делать нечего, вспоминаю свой реферат по физике в школе, что-то там про мю-мезоны. Добавляю в ответ воды.

Меня приглашают отвечать. Первый – ответила, второй – отвечаю быстро, не давая преподавателю слово вставить. Он кивает головой: немного Вы не о том, ну, да ладно уж. Давайте задачу. Посмотрел, птичек красных наставил, задал пару вопросов, поставил «хорошо» в экзаменационный лист, расписался, подает его мне. Я со стула встать не могу, паралич разбил будто. Собрав всю волю свою, встаю и на дрожащих ногах иду к выходу, обернувшись, говорю – спасибо, до свидания. Преподаватель машет рукой. Такие вот были испытания! Баллы для поступления я набрала, была в серединке списка. Подведу итог – в институт я поступила. Все мои друзья тоже. Начался очередной этап в моей жизни. Удивительный!!! Но о нем расскажу в следующий раз. Хотя нет, об одном Человеке, с которым свела меня судьба именно в это время, расскажу сейчас.

Олимпийская чемпионка Боярских Клавдия Сергеевна

Вспоминая прошлое, я незаметно для себя уснула. А ночью выпал снег, неожиданно и совсем уж некстати. Конец апреля и совсем не хотелось вспоминать, что недавно была зима. А ведь как хотелось осенью, чтобы поскорей пришел декабрь! В это время начинаются этапы Кубка мира по биатлону, когда можно забыть обо всем на свете, упасть, именно упасть, в кресло перед телевизором и наслаждаться непримиримой борьбой сильных духом и телом любимых спортсменов, мастерство которых завораживает!

Давным-давно, страшно подумать, сколько лет назад, я и сама была лыжницей. Биатлон тогда только зарождался. Но рассказать я обещала не о себе, вернее, не только о себе.

Начало семидесятых, 1973-й год. Я счастливая студентка Уральского политехнического института. Позади колхоз, обязательная программа для первокурсников тех лет. Это тоже тема отдельного разговора, долгого и веселого, ибо приключений там с нами, зелеными, было не счесть!

Итак, привыкаем к серьезной, взрослой, самостоятельной жизни. Занятия по расписанию, но вместо уроков – пары, два урока с пяти минутным  перерывом. Занятия расписаны по аудиториям, расположеных в разных корпусах. Кто учился, тот помнит, что если физику читают целому потоку, то это в римской аудитории на физтехе. Если химия – то бежать на химфак, семинары могут быть и на мехфаке, и на инжеке, и на стройфаке. Ну и на электрофаке, в любимой 412-й аудитории.

Сплошная беготня!!! По переходам, по улице, и даже по подземному переходу на физтех, после дождя в котором, были огромные лужи, через них нас, девчонок, ребята переносили на руках. А светильники на стенах там чаще не горели, чем горели, такие вот были времена суровые. Были еще и огромные портфели с учебниками!

И вот в расписании появилась физкультура. Первое занятие общее, в манеже, чуть ли не для всего курса сразу, народу в зале было много. Распределили нас по желанию по видам спорта – гимнастки, боксеры, футболисты, конькобежцы, легкоатлеты, баскетболисты. Я записалась к лыжникам. Стоим группами, ждем тренеров. К нам подходит высокая, стройная женщина, представляется – Боярских Клавдия Сергеевна.

Кто? Восторг! Трехкратная чемпионка Олимпийских игр. Ого!

Я тренер женской сборной, продолжила она, кто хотел бы у меня тренироваться? Несколько человек подошли к ней, в том числе и я. Ну, давайте, покажите, что можете. Приседания, прыжки, отжимания, немного бега, померила пульс после какого-то упражнения. Я не помню, скольких девушек она в результате выбрала, на тренировках наших девочек, кроме меня, не оказалось.

Так началось мое знакомство с уникальным человеком – Клавдией Боярских. Не будет лишним рассказать сейчас о датах и достижениях в её жизни, чтобы в памяти людской имя Боярских Клавдии Сергеевны яркой звездочкой горело всегда.

Биография великой спортсменки вполне обычная. Родилась 11 ноября 1939 года в городе Верхняя Пышма Свердловской области. Как и многим детям того времени ей приходилось много работать. Помогала родителям по хозяйству, на огороде, по дому. Ну, а вечером, вместе с соседской детворой играла во дворе в лапту, мяч, гоняла по улицам на велосипеде, любила играть в настольный теннис. После школы поступила в Свердловский физкультурный техникум, где основным видом спорта у нее стала легкая атлетика. Тренировалась Клавдия много, отдавала спорту всю себя и добиваясь высоких результатов.

Огромную роль в судьбе будущей чемпионки сыграл знаменитый тренер по лыжам Валерий Иванович Ужинцев. Он был для Клавдии и другом, и наставником, и врачом, и психологом. К сожалению, даже во всезнающем интернете сведений об этом уникальном человеке почти нет, а ведь он Заслуженный тренер СССР и РСФСР. Много лет работал заведующим кафедрой зимних видов спорта Свердловского государственного педагогического института. Профессор, изобретатель, имеет 16 авторских свидетельств. Знаменитый тренер, воспитанники которого завоевали 28 золотых медалей на Олимпийских играх! Среди них, самая первая, Боярских Клавдия! Тяжелые изнуряющие ежедневные тренировки под руководством Ужинцева привели к тому, что уже в 1960 году девушка оказалась в олимпийской сборной СССР, а в 1964 году выиграла все золотые медали на Олимпиаде в Инсбруке.

Тогда она победила на дистанциях пять и десять километров. Других дистанций в программе олимпиады просто не было. В эстафете 3 х 5 км, выступала на самом ответственном – последнем  этапе. В 1966 году в Осло на чемпионате мира титулованная лыжница победила в гонке на десять километров. Второй стала в гонке на пять километров, а на эстафете 3 х 5 км снова взяла золото.

Среди ее наград «золото» Холменколленских игр 1965 года на дистанции десять км. В 1967 году – на дистанции пять км. Много раз она становилась чемпионкой СССР: 1964 год – в гонке на пять км, 1966 год - в гонке на пять и десять км, 1967 – в гонке на пять км и эстафета 4 х 5 километров.

Клавдия Сергеевна Боярских – заслуженный мастер спорта СССР, в 1965 году была награждена орденом «Знак Почета». Завершила спортивную карьеру в 1968 году. После этого работала тренером в свердловском клубе «Локомотив» и преподавала на кафедре Физического воспитания Уральского политехнического института, ныне УрФУ.

Скончалась Клавдия Сергеевна 12 декабря 2009 года после тяжелой болезни. Похоронена на Широкореченском кладбище города Екатеринбурга. Такая вот обычная судьба великой спортсменки. Благодарные поклонники таланта выдающейся спортсменки называли ее « Хозяйкой Уктусских гор». Они до сих пор тепло вспоминают Клавдию Боярских и гордятся ее уникальными достижениями.

Итак, в начале семидесятых, вместо уроков физкультуры я приступила к тренировкам под руководством олимпийской чемпионки Клавдии Сергеевны. Не стоит ждать от меня рассказа о моих победах в спорте. Я выбрала для себя другой жизненный путь. 

Уктус

На тренировки нас возил специально заказанный автобус «Турист», большой и теплый. Зимой темнеет рано, а ехать надо было на базу то ли лесотеха, то ли пединститута в Нижнеисетск, на Уктус. Поэтому успевала я на этот автобус редко. Он уходил в 14-00, а пары заканчивались примерно в это же время. Пропускать их было ну совсем уж нежелательно! Особенно на первых курсах. И приходилось делать выбор – курсовой, подготовка к очередному семинару или тренировка. Был еще один вариант – поспать. Спать хотелось всегда!

Клавдия Сергеевна была добрым, все понимающим человеком и никогда не ругала за пропуски, но грузила на тренировках без учета прогулов. Зачет ставила всегда автоматом. Когда же все-таки удавалось успеть на тренировку, удовольствие было огромным и ни с чем несравнимым. Все-таки, сколько ценных знаний, спортивных секретов было передано нам при этом.

Мало, конечно, помнится, но некоторые эпизоды тех дней незабываемы, хотя они просто мгновения жизни. Соревнования, Уктус, пять километров. Побежишь на моих лыжах. Переобувайся! Смотрю на Клавдию Сергеевну, не понимая ее. Она подает ботинки, какой-то особой формы, придвигает лыжи. Ярвинен! Кто бегал, тот знает. Ставлю в угол свою Эстонию, шнурую ботинки, легкие и мягкие. Встаю на лыжи. Восторг! Иду на старт. Бегу. Лыжи под ногами поют!

Трассы на Уктусе никогда легкими не были, тягуны заканчивались крутым подъемом и следом шел спуск, обязательно с поворотом, когда скорость такая, что уши  закладывает! Бегу, устала, жалко так себя! К слову сказать, не любила разминку. Я считала, что не логично тратить на нее силы и потом стартовать уставшей. И всегда жалела об этом. И вот бегу я, уже почти без сил, дыхание, правда, еще есть, а впереди гора.

Все, умру сейчас. И вдруг, голос сверху – Бежать, хоп! хоп! хоп! Клавдия Сергеевна наверху. Откуда силы брались в такие моменты не пойму до сих пор! Итог – в лидерах не была, но пробежала быстро.

Еще помню тренировку по первому снегу. Лыжню торили по торчащей траве, мало было снега. Идем одна за другой, цепочкой… Горка, лес, сосны реденько так стоят. Горка крутая. Я остановилась, страшновато как то, лыжня рыхлая. Вдруг легкий такой толчок в спину. Понеслась! За мной любимый тренер! Спасибо ей!

Не бойся гор! Сказала она мне внизу. А у меня перед глазами яма, в десяти сантиметрах от лыжни, деревья, между которыми удалось чудом проскочить. Но я счастлива, иначе стояла бы там, на горе, до ночи.

А однажды на Уктусе заблудилась. Тайга там настоящая, где то свернула не на ту лыжню, видать, испугалась. Где то с полчаса пребывала в стрессе. Никого кругом, темнеет, а в лесу темнеет быстро. Начала вспоминать дорогу… Еду. И о, радость, знакомая куртка Боярских! И еще двое с ней пареньков! Улыбаются, где ж тебя, красавица, носит?! Нашлась! Весь автобус ждал меня, переживал. Во Втузгородок вернулись уже в полной темноте…

Озеро Шарташ, скалы Каменные Палатки

Помню свою самую первую тренировку. Была осень, тренировка проходила в парке на Шарташе.

Большой кросс. Нас человек семь было и Клавдия Сергеевна. Она задание выдала и говорит – я встречу вас. Мы побежали. Парк от Втузгородка недалеко, добежали быстро, немного отдохнули возле Каменных палаток и дальше, вокруг озера бежим. И вдруг – Фр-р-р! Огромный глухарь или тетерев взлетел! Вот страху то было! Еще и время ближе к вечеру, сумерки уже почти. Покричали чуть от страха, и вперед!

Клавдия Сергеевна, как и обещала, встретила нас. Она была на легковой машине. Мы уставшие, ноги гудят с непривычки, а еще до дома добираться! Ну, кто со мной? И улыбается. Так мы, в ее машинке все и уместились. Семеро! В тесноте, да не в обиде, под музыку и с ветерком! Веселая она была и бесстрашная!

И еще вспомнилась одна тренировка на Шарташе, уже на озере, на лодках. По двое в лодку. Тренер – одна. Выстроила нас перед мостками в ряд, и стартанули. Она впереди, как Чапаев. И как ни старались, догнать ее не могли. Через какое-то время пары в лодках поменялись местами. Клавдия Сергеевна опять же одна. Без передышки – старт! И опять Олимпийская чемпионка впереди! Она тогда в свои 34 года была в отличной физической форме.

Добавлю, что, когда на тренировке тренер вставала следом за кем-нибудь из нас на лыжню, то это было нечто. Комментируя каждое наше движение в «прямом эфире», она давала нам такой мастер-класс, о котором можно было только мечтать. Сказать, что было тяжело, это не сказать ничего, но мы были благодарны Тренеру!

Я уже говорила, что счастье побывать на тренировке в учебное время доставалось мне не часто, обстоятельства или неорганизованность, не знаю, чего было больше, тому  причиной. Совсем иначе было летом, когда у всех наших однокурсников была практика, а у спортсменов тренировочный сбор в спортлагере УПИ на озере Песчаном.

Спортивный лагерь УПИ– УрФУ озеро Песчаное

Это озеро – сказочное место! Тренировки шли два летних месяца и прихватывали еще сентябрь. Тут уж нам доставалось по полной! Две тренировки в день, по схеме 2 х 3, два дня пашем, день отдыха, три дня работаем, день выходной. Условно выходной. Потому что режим есть режим, подъем и зарядка утром строго по расписанию, до обеда, как на курорте, не поспишь. Зарядка, поверьте, не раз присели и три раза потянулись. Серьёзная пробежка и конкретная разминка, бывало и с блинами от штанги.

Ну а уж в тренировочный день задания были на любой вкус! Основное конечно – бег, скорость, выносливость, техника. Обязательные прикидки по времени. Разные упражнения на растяжки, гибкость, силовые со штангой… Отжиманий каких только не было – и для спины, и для рук. Баскетбол, волейбол – тоже обязательная программа, а кроме этого плавание и гребля. Когда ты молод, когда рядом опытный педагог, когда много амбиций – все получалось! Усталость была, но проходила быстро. И еще – кто был в упийском лагере, те знают, какая замечательная там баня с парилкой! Снималась любая усталость!

Были и кроссы километров по 25, по ЛЭП в сторону станции Исеть мимо скал Чертово Городище, дорога волнистая, как синусоида: вверх-вниз, вверх-вниз, и когда бежишь вниз, то можно руки, как крылья расправить и полететь, …запнувшись о камень😀. Чертово Городище было на расстоянии двух третей дистанции. Иногда сворачивали, чтобы полюбоваться скалами. Однажды, в пасмурный день, еще и дождик моросил, я забралась на скалы, на самый верх.

Картина оттуда – задохнуться можно от красоты – бескрайняя тайга! Залезла, а на ногах мокрые кеды, по камням скользят, вниз спускаться боюсь. Выручили скалолазы, которые тренировались на скальной стене. Втроем, пристегнули меня карабинами к веревкам и со страховкой, как ценный груз, придерживая и успокаивая, спустили меня с небес на землю.

Для тех, кто не был там ни разу, скажу, что такие, как я, забираются на скалы слева. Там камни уступами нагромождены, как лестница. И опять же, речь сейчас не о том и не обо мне. Бежим дальше! Все тренировки проходили под строгим надзором тренера – Клавдии Сергеевны. Никаких никому поблажек. Все, что прописано в плане должно было быть выполнено. Мы, конечно же, старались.

Часто для нас устраивали различные соревнования. Помню, заезд был – штангисты, лыжники и детская спортивная школа УПИ по легкой атлетике. Дети, но уже многие с разрядами, с победами. Вот с ними, нам, лыжникам, предстояло побороться в смешанной эстафете. Мне доверили последний этап – приняв эстафету от гребца, я должна была по берегу бежать до финиша, 300 метров, на ногах шиповки.

Тропинка – склон горы с соснами, почти до воды спускающимися, под ногами шишки, камни, песок, все вперемешку. И вот, передают мне эстафету, первой, а соперники почти вплотную. Шустрыми оказались детишки. Как я рванула! Так страшно было проиграть, да еще кому – детям! И понеслась, по кочкам, камням, веткам, не видя никого и не слыша. Победили! Клавдия Сергеевна встретила меня на финише, как всегда, с улыбкой – испугалась? Молодец! Коротко, но похвала ее была дороже всяких речей.

Золотые Олимпийские медали

Клавдия Сергеевна мало рассказывала о себе, о своих победах, о странах, в которых ей пришлось побывать. Швеция, Германия, Австрия, Норвегия, Финляндия. Да что рассказывать, смеялась она, те же тренировки, те же соревнования. Выходных на таких ответственных состязаниях, как Олимпиада или Чемпионат мира не бывает. Каждый день расписан по минутам, да и запретов для советских людей за границей в те времена было достаточно. Кормили хорошо, вкусно, но хотелось хлеба, маленькие булочки, которые всегда были на столе, хлеб заменить не могли. Перед гонкой рацион состоял из куска мяса отварного и стакана крепкого сладкого чая. Вот и все, что осталось из рассказанного ею в моей памяти.

Однажды Клавдия Сергеевна пригласила нас в гости. Жила она вместе со своей мамой в небольшой квартирке на улице Декабристов. Обычная хрущевка. Кто знает планировку этих квартир, тот помнит, что в углу одной из комнат есть кладовка, узкая глубокая ниша в виде чулана. У Боярских эта комнатка была музеем! Хотите лыжи посмотреть? – спросила у нас Клавдия Сергеевна, пока закипал чайник. Она открыла дверь в кладовку. Можно было ослепнуть от того богатства, что предстало перед нами. Фирменные лыжи!

Järvinen, Fischer, Karhu… Подарки, скромно сказала хозяйка. Она рассказала, кто и когда дарил ей эти бесценные экземпляры, но моя память, естественно, этого не сохранила. Интересно, где сейчас эта коллекция?

Потом пили чай с тортом, который мы по дороге купили, оказался очень вкусным. Там, за столом, мама Клавдии Сергеевны, к стыду своему забыла ее имя-отчество, рассказала интересную историю. Их квартира была то ли на втором, то ли на третьем этаже, это я тоже подзабыла уже. Мама постирала олимпийскую форму с гербом СССР и повесила под окнами на веревку сушиться. Сама села у окна, караулить, чтоб не дай бог, не украли. Через время спустилась снять форму с веревки, брюки висят, а куртки нет… Кто то, пока она выходила из дома, успел совершить свое черное дело. Грустный факт.

Много интересного мы тогда услышали за столом. Кто-то вспомнил – а медали? Где они? Попросила разрешения их примерить. Олимпийские золотые медали! Три!!! Тяжелые, как и тот труд, благодаря которому они были завоеваны. Жаль, не было тогда современных фотоаппаратов!

Уктус Спартакиада Народов СССР, автограф 

И еще один момент той, моей студенческой жизни. 1974 год, Уктус. Спартакиада народов СССР. Был вторник, занятий не было, у ребят военка, учеба на Военной кафедре, а мы, девочки, отдыхали. Я поехала посмотреть на известных лыжников – Раиса Сметанина, Галина Кулакова, Василий Рочев и, уже не выступающий, Вячеслав Веденин.

Спартакиада народов СССР тогда имела наивысший статус соревнований. Выше были только Чемпионаты Мира и Олимпиады. Доехала автобусом, чуть прошлась по лесу и вот она, стартовая поляна! Атмосфера вокруг праздничная, флаги, болельщиков много, спортсмены, тренеры – суета кругом. Покружилась тоже вокруг поляны, посмотрела на протоптанные тропинки, чтоб знать, куда бежать наблюдать за гонкой.

Вдруг, за спиной слышу – Боярских! Оборачиваюсь, Клавдия Сергеевна в кругу людей, протягивающих ей открытки, листочки бумаги. Автографы! И я туда же. Пробиваюсь через толпу.

Здравствуйте! Радость от встречи, хотя и виделись совсем недавно, на прошлой неделе, искренняя! Привет! Я через головы протягиваю блокнот, в ответ – тебе дома! И, как всегда, улыбается! Я выбралась из окружения. Остановилась, стояла и любовалась этой замечательной женщиной!

Спустя некоторое время, уже на кафедре, я напомнила о том ее обещании. Под руками был бланк заявления на путевку в спортивный лагерь. В графе «Прошу разрешить» (подпись тренера, ведущего группу) красивым почерком Клавдия Сергеевна написала свою фамилию. Хранится у меня этот листочек до сих пор, наверное, сейчас это единственный в мире сохранившийся автограф Великой Спортсменки двадцатого века.

Хочется вспомнить еще одного нашего наставника – Рогозина Владимира Ивановича, отличного тренера, умелого организатора тренировочных занятий. Подготовка лыж, разметка трассы, бытовые проблемы, организация соревнований, тренировок, отдыха спортсменов – Владимир Иванович решал эти задачи отлично! Кроме этого, на тренировках он всегда был рядом и щедро делился известными ему секретами лыжного мастерства, приводящими к победе.

С большим трудом удалось в интернете найти информацию о нем. Из статьи, посвященной семидесятилетию талантливого тренера, мне удалось узнать, что с 1980 по 2000 год он руководил Кафедрой физического воспитания Уральской Государственной Юридической Академии. Позже работал доцентом этой кафедры.

Награжден многими наградами, среди которых «Отличник физической культуры СССР», «Заслуженный работник физической культуры РФ», имеет звание «Судья республиканской категории по лыжным гонкам», «Заслуженный работник физической культуры РФ». Мне очень приятно, что судьба позволила мне, хоть и недолго, быть среди воспитанников этого замечательного педагога. Спасибо ему огромное!

Озеро Песчаное

Озеро Песчаное наших, семидесятых лет. Летний студенческий курорт – спортивный лагерь УПИ. Думаю, не одна я тепло вспоминаю то время! Старые черно-белые фотографии. Жаль, что не много их в альбоме, да и качество далеко не лучшее.

Нежная память о прошлом. На них – озеро, столовая, жилые корпуса. Веселая компания на пирсе, загораем. С нами наш любимый тренер. Несколько фотографий с тренировок. Клавдия Сергеевна с секундомером в руках. Она же сидит на полянке с журналом прикидок, результатов тренировочных забегов. Бесконечные километры!

Песчаное шириной, наверное, с полкилометра. Обойти его можно было, если уж совсем медленно, максимум за час. Тропинка вокруг озера не была гладкой, она шла по лесу, болотцу. Иногда перекрывалась забором соседних баз отдыха. Приходилось огибать.

Озеро хоть и маленькое, но берега, особенно западная сторона, были густо заросшими камышом. Для рыб раздолье! На моих глазах мужичок поймал щуку. рыбу. Этой рыбине было, наверно, лет сто. Он держал ее на вытянутой руке, а хвост волочился по земле. Рыба заняла весь багажник его Москвича. 

В озере бьют ключи, поэтому вода в нем холодная даже в самый жаркий день. В связи с этим вспомнилось: в  сентябре после одной из тренировок на выносливость, после бега по просеке на север от лагеря километров 10, (как там поселок назывался, не помню), мы с разбегу мокрые, разгоряченные попрыгали в воду. Солнечно было и жарко. Ощущение помню до сих пор: чуть не умерла. Температура воды была 14 градусов.

Клавдия Сергеевна была готова убить нас за это. Провела беседу, просила больше ТАК не делать. Подчеркну – она опекала нас по-матерински. Заставляла одеваться по погоде. После тренировок надевать сухую одежду и шапку, когда холодно.

Небольшой штрих из той жизни. Ящики с минералкой, коробки со сгущенкой, печенье – ешь, не хочу. Но, что удивительно, не было проблем ни с талией, ни с бедрами. На тренировках сгорало все!

Веселая песня из той поры: 

Виновата ли я, виновата ли я,

виновата ли я, что люблю

Лыжи, палки, лыжню, да еще беготню,

запотевшую форму свою.

Завтра снова подъем, на зарядку пойдем,

потихоньку, но все же бегом…

Оглянемся кругом, где наш тренер родной,

если нет, то на шаг перейдем.

Виновата сама, виновата во всем,

Еще хочешь себя оправдать.

Так зачем же тогда по замерзшим снегам

На лыжне километры мотать?..

То сердечко стучит, то колено болит,

то в спине ноет радикулит.

Ой, ты мама моя, ой, ты мама моя!

Подскажи, как мне спорт не любить?

И добавлю еще один интересный факт. Существует мероприятие, о котором я узнала случайно. С 1978 года у лыжников есть замечательная традиция: ежегодно проводить «Праздник лыжников УрФУ». В последнюю субботу мая в спортлагере на озере собираются лыжники нескольких студенческих поколений. В программе: подведение спортивных итогов года, футбольный турнир, торжественное построение, вручение памятных призов «Кубка УрФУ» и «Дипломов выпускника сборной команды УрФУ». И лишь тот спортсмен, который, учась в Университете, все пять лет выступал за сборную, достоин этой высокой награды.

Вот и все, спасибо всем, кто меня выслушал, вернее, кто прочел мои воспоминания.

Всем, кто помнит это замечательное время – огромный привет!

Если кто-то узнал себя и хочет добавить воспоминаний, пишите в комментарии. Буду рада!

Всем выпускникам УПИ - здоровья, активной жизни, интересных встреч!

6 комментариев

Аватар комментатора Александр Автор: Александр

Есть! Например я.)))

Аватар комментатора Галина Автор: Галина

Тесен мир! УПИ с нами!!!

Аватар комментатора Галина Автор: Галина

Это хорошо, что ты есть. Есть с кем, значит, поговорить. )) В блоге речь идет о спорте. Но те, кто был в нашем спортлагере, помнят, как весело было там, когда тяжкий труд - тренировка - был позади, и можно было расслабиться. Кто помнит, хотя бы, КВНы? От смеха можно было реально умереть. Вспомнился КВН между штангистами и лыжниками. Уже тут можно смеяться, потому что это изначально разные весовые категории. Сухие поджарые лыжники и важные, степенные штангисты. Они по лагерю ходили не торопясь, с прямой спиной, ступая на полную ступню. В столовой для них был особый рацион, усиленный.)) Там я узнала, что такое эскалоп, антрекот. Эти мясные деликатесы входили в рацион тяжелоатлетов в качестве дополнительного питания. Справедливости ради, скажу, что труд у них на тренировках, и впрямь, был каторжный. Веса поднимались тоннами. Их снаряды и помост были рядом с теннисными столами, где мы, отдыхая, гоняли по столу шарик. Можно было просто оглохнуть от лязга железа, криков - держать!!! и прочих звуков, сопровождающих тренировки силачей. И вот, на ринге наши лыжники и штангисты. Всего не помню, помню эпизодами. Был выездной, так называемый, конкурс. Надо было пойти в корпус, надеть на себя одежды, как можно больше, и потом по очереди раздеваться перед зрителями. Убежали, вернулись. Штангист удивил всех кепками, штук десять напялил на голову, как они только там держались! Но победил не он! Победил лыжник. Когда куртки, кофты, майки на нем закончились, он объявил смертельный номер. Извинившись, начал снимать штаны... ))) Зал притих. Что ж под ними? Трусы! Беговые, красные трусы с белыми лампасами... Под ними еще одни, и еще одни, и еще.... Мы от хохота уже почти сползли все на пол.... Еще, помню, в столовой бак стоял с питьевой водой. Была и кружка, алюминиевая, которая всегда куда то пропадала. Работники столовой выставляли новую, но и она исчезала. В конце концов, кружку привязали к баку. Был на КВНе обмен вопросами, и в числе прочих - Зачем бачок) к кружке привязан???! За давностью лет, имя команды победительницы из памяти ...

Аватар комментатора lerakaberna Автор: lerakaberna

89884899422 Сашка привет! Рада, что наконец нашла. Найди меня в телеграмм или вотсап

Аватар комментатора Александр Автор: Александр

Есть! Я закончил этот же вуз. И прочитал

Аватар комментатора Галина Автор: Галина

Хотелось бы, конечно, узнать, есть ли среди нас, прочитавших статью, выпускники УПИ-УрФУ? Отзовитесь, если что...)))

Оставить комментарий

Отправить комментарий Отменить

Сообщение